С нами всегда светло! Личный кабинет

Населению передавать показания с 21 по 25 декабря!

ЭХО Москвы: БГЭС рассказала, как будет применять закон о прямых договорах

В апреле вступили в силу поправки в Жилищный кодекс о прямых договорах в ЖКХ. Теперь  у жильцов многоквартирных домов и ресурсоснабжающих организаций есть полное право исключить управляющие компании из  системы платежей за коммунальные услуги. О том, как на деле будет организована работа с прямыми договорами в Барнауле, есть ли риски получения двойных квитанций, обойдутся ли нам услуги ресурсовиков дороже, -  мы беседовали    в прямом эфире  радио «Эхо Москвы» с  генеральным директором  Барнаульской горэлектросети Иваном  ВАСИЛИАДИ.

 

Спрос с должников увеличится

 

Иван Данилович, месяц назад вы уже были у нас в студии,  на тот момент закон проходил только первое чтение. Сейчас он принят, одобрен в Совете Федерации,  подписан Президентом, а значит, уже в апреле закон заработает на практике. Давайте еще раз повторим нашим слушателям, что это за закон и какие перемены он нам сулит?

 

Собственно говоря,  в нашу жизнь этот закон изменения внесет  лишь отчасти. Барнаульская горэлектросеть работает по системе прямых договоров с 2012 года. Таким образом, последние 5-6 лет мы занимаемся реализацией данной темы. Со вступлением в силу закона о прямых договорах нововведения ожидают те управляющие компании, которые еще не перешли на данную  схему работы. Раньше нам приходилось перевод каждого дома на прямой договор отстаивать в суде, объясняться в разных инстанциях. Сейчас это можно делать на совершенно законных основаниях. На практике переход на прямой договор для населения скажется лишь в том, что теперь квитанции на услуги электроснабжения им будет выставлять ресурсоснабжающая организация. Уровень ответственности за неплатежи повысится существенно. Поскольку есть большая разница, когда ты не платишь управляющей компании, которая завтра может разориться и в общем-то ты можешь фактически получить прощение долга. И, когда ты должен РСО, которая будет работать на рынке долго-долго-долго и в том числе  будет работать с твоими долгами очень плотно.

 

У ресурсовиков ОДН  дешевле

 

Самый, пожалуй, насущный вопрос -  как прямые договоры отразятся на нашем кошельке? Люди будут платить больше или меньше?

 

В процессе принятия законопроекта было много досужих рассуждений, что это может привести к увеличению тарифа. Я не вижу никаких негативных последствий в этом плане. У Барнаульской горэлектросети клиентская служба выстроена много лет назад и у нас есть ресурсы, чтобы принять на обслуживание новых абонентов без существенных трат. Более того произошли изменения в тарифообразовании для сбытовых компаний. Сейчас тариф напрямую зависит от количества обслуживаемых потребителей.  А потому, с точки зрения удельного роста,  мы не прогнозируем никакого увеличения тарифа для граждан.  Возможно, что платить ресурсовику будет даже  выгоднее. Если сравнивать те расчеты, которые зачастую управляющие компании делают своим клиентам, злоупотребляя  необразованностью, непросвещенностью, некомпетентностью жителей многоквартирных жилых домов, можно увидеть, как они их  безбожно дурят. А именно  дурят на расчете ОДН. Зачастую управляющие компании начисляют существенно больше, чем должны и могли бы. Они не похищают эти деньги, они, таким образом, пытаются компенсировать тот кассовый разрыв, который образуется у них за счет определенного процента неплательщиков в своем жилом фонде. Таким образом, пытаясь выровнять свою задолженность перед нами. Собственно, когда такая потребность отпадет, я думаю, многие жители в этом  убедятся,    счета от Барнаульской горэлектросети будут значительно меньше, по крайней мере, в части ОДН.

 

Захвата домов не будет

 

Как будет выглядеть процесс перехода на прямые договоры?

 

В поправках к Жилищному кодексу описывается несколько способов перехода на прямые договоры. Один из основных предложенных  путей – это  решение общего собрания собственников жилого дома. На его основании происходит изменение договорной схемы. Инициировать проведение такого собрания могут инициативные жильцы. Барнаульская горэлектросеть не планирует проявлять повышенную активность в данном направлении. Законодатели отказались от безусловного перехода на прямые договоры, чего мы очень ждали и считаем, что это и было бы самым грамотным и взвешенным решением. По сути все переложили  на инициативу граждан, даже несмотря на то, что  президент Путин на своей конференции высказался совершенно определенно  о  безальтернативном исключении управляющих компаний из системы платежей. На деле мы имеем сейчас редакцию закона, в которой возможны варианты.

 

Второй путь перехода на прямые договоры не требует согласия жильцов?

 

Второй вариант согласия жильцов не требует. Но на практике он еще более проблематичный, чем первый. Расторжение договора с управляющей компанией за задолженность в размере двух и более периодов при наличии исполнительного листа или подписанного акта сверки. За  5-7 лет работы БГЭС в данном направлении не было ни одного прецедента, который можно было бы подвести под данную статью. Акты сверки управляющие компании не подписывают. А в судебных делах есть свои нюансы, поскольку судьи учитывают  в счет погашения долга денежные средства, поступающие от текущих платежей. Еще один путь  перехода на прямые договоры – это отсутствие договора между ресурсоснабжающей организацией и управляющей компанией. Что тем не менее раньше не мешало  управляющим компаниям производить  начисление гражданам  по индивидуальным квартирным электросчетчикам. В таких ситуациях инициатором перехода на прямые договоры становится ресурсовик,  и мы можем смело выставлять квитанции жильцам, что  с точки зрения закона будет признано совершенно легитимными действиями. Поясню, что на прямых договорах продолжают оставаться дома, которые не выбрали способ управления домом, а так же небольшие домовладения с непосредственным способом управления. Основной же упор законодатели отнесли на активность людей, что вызывает сомнения. Единственным заинтересантом в данных отношениях являются РСО, поскольку проблема галопирующего роста дебиторской задолженности, о котором так пеклись наши законодатели, прежде всего проблема ресурсовиков, конечных получателей этих денег.

 

О формальностях

 

Вы сказали, что нужно провести общее собрание, принять большинством голосов решение о переходе на прямой договор. Могу ли я житель многоквартирного дома, при отсутствии такого протокола, независимо от своих соседей, перейти на прямой договор с Горэлектросетью?

 

Нет, такого варианта не существует и, по большому счету,   он не имел бы  смысла. Поскольку помимо прямых договоров, существуют прямые расчеты при  помощи Системы Город. Если управляющая компания платит через Систему Город, риска,  что деньги не дойдут до нас, не существует. Исключением будет случаи, когда  управляющая компания решит завернуть денежный поток на собственный расчетный счет. Но такое бывает достаточно редко. Отличие прямого договора от прямых расчетов в первую очередь заключается в идеологической  нагрузке. С точки зрения перспектив взыскания задолженности с конечного потребителя, шансы РСО получить с жильца долги на прямом договоре значительно повышаются.

 

Иван Данилович. Давайте рассмотрим другую  ситуацию: дом принял такое решение и переходит на прямой договор. Договор будет заключаться с каждым жильцом?

 

Если говорить  о технике, прямой договор носит символический характер. Под этой нормой не подразумевается  заключение договора  в письменной форме. Ресурсоснабжающая организация  принимает на себя функцию начисления и расчетов за услугу, выставляет гражданам счета и соответственно требует с них  за это деньги. Это  и подразумевает наличие договорных отношений, которые регулируются нормами жилищного законодательства. Однако, если кто-то из граждан хочет иметь  такой договор, безусловно, мы его заключим. Но надо понимать, что по новым требованиям законодательства нужно будет при заключении договора помимо подтверждающих документов на право собственности и паспорта, предоставить свой номер телефона для связи и по возможности адрес электронной почты.

 

Об ОДН

 

Вы сказали, что сейчас ОДН является лазейкой для недобросовестных управляющих компаний, как  после  перехода на прямые договоры будет осуществляться расчет ОДН?

 

С начала 2017-го года услугу ОДН перевели в категорию жилищных. Горэлектросеть продолжает работать с ОДН только в тех случаях, когда управляющая компания  или ТСЖ не заключили договор на покупку электроэнергии для обслуживания общего имущества. При этом, необходимо  отметить, что БГЭС, как и управляющие компании,  ограничена  нормативом. Все начисления производятся корректно. Однако у нас до сих пор есть надежда, что перевод ОДН из разряда коммунальных услуг в жилищные признают ошибкой. Иначе наказ нашего президента – исключить управляющие компании из цепочки платежей за коммунальные ресурсы будет выполнен лишь частично.  ОДН -  это 10% от общего потребления в доме. Соответственно 10% финансовых потоков могут оказаться по-прежнему в руках управляющих организаций.

 

О новостройках

 

 Сейчас в городе достаточно много строится новых домов, с новостройками будут заключаться прямые договоры автоматически? Ибо все-таки возможен расчет через управляющую компанию?

 

Несмотря на то, что депутаты, инициировавшие принятие законопроекта, как один,  твердили, что новостройки переходят на прямые договоры автоматически, -  нам не  удалось найти такой нормы в законе. Однако, мы можем пойти и по другому пути. Не обязательно ждать решение собственников, потому что в новых домах решения может не быть долго. Пока дом сдастся, да и многие квартиры продаются годами. Соответственно, кворума может не состояться. Однако у РСО остается определённое законом право, что в случае отсутствия договора с управляющими компаниями, мы забираем потребителей на прямые договоры. И тогда дом действительно переходит к нам автоматически.

 

О двойных квитанциях

 

Еще один страх наших слушателей – это двойные квитанции. Возможно ли, что при переходе на прямой договор жителям начнут поступать  квитанции и от управляющей компании,  и от Горэлектросети?

 

На заре внедрения прямых договоров по инициативе Горэлектросети такие ситуации у нас действительно возникали.  Это происходило, когда управляющие компании не были готовы отдать дом на прямой договор с РСО и шли против закона, продолжая  печатать свои квитанции. В настоящей редакции закона и Жилищного кодекса предполагается, что за такие ситуации управляющие компании будут жестоко наказаны. В частности для них предусмотрен большущий штраф. Это двойной размер от суммы начисленных платежей жильцам.  Это большие деньги и одного случая хватит, чтобы управляющая компания  закрылась навсегда. Но мы стараемся не конфликтовать и переводим жилой фонд на прямые договоры  в случаях,  когда  между нами есть полное понимание. Риска двойных квитанция я не вижу, и даже если они гипотетически будут возникать, мы их будем в корне пресекать.

 

Долги УК возвращать не придется

 

Наша слушательница Зинаида всерьез обеспокоена тем, а не придется ли ей оплачивать долги управляющей компании, которые останутся после перехода на прямой договор с Горсетью?

 

Этот вопрос отражает полное непонимание ряда граждан природы долгов. О чем идет речь. При переходе на прямые договоры у управляющей компании, как правило, остаются долги перед Горэлектросетью. При этом она теряет доступ к денежному потоку жильцов дома от текущих платежей. В результате остается долг, который не является прямым долгом управляющей компании, это долги жителей. Есть два варианта развития событий. Управляющая компания самостоятельно взыскивает оставшиеся долги и направляет деньги нам. Тем самым гасит свою задолженность. И вторая схема,  по которой мы работали все это годы,  – управляющая компания  уступает БГЭС право требования долгов. Таким образом, оставшиеся долги с жителей взыщет уже сама Горэлектросеть по договору цессии. Надо понимать, что этот долг фактически является долгом жильцов,  долг жильцов не будет  прощен, он будет взыскан, даже после перехода на прямые договоры.

 

Иван Данилович, а как вы  работаете со своими  должниками, какие  меры принимаете?

 

С должниками мы работаем гуманно. Но, в отличии от управляющих компаний,  очень методично. Одним словом, долги мы не прощаем.